Летрозол или анастрозол что лучше


сравнение летрозола и анастрозола в исследовании FACE

Новости онкологии

31.01.2017

Запоздалая битва гигантов: сравнение летрозола и анастрозола в исследовании FACE

Тюляндин Сергей Алексеевич
Председатель Российского общества клинической онкологии,
заведующий отделением клинической фармакологии и химиотерапии,
заместитель директора по научной работе
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России,
доктор медицинских наук, профессор,
Москва

Напоминанием о давно прошедших битвах являются результаты опубликованного в Journal of Clinical Oncology исследования FACE по сравнению эффективности и токсичности летрозола и анастрозола при проведении адъювантной терапии больным раком молочной железы. Сколько копий было сломано за 15 лет в попытках показать преимущество одного препарата над другим. К тому времени в рандомизированных исследованиях было показано преимущество как анастрозола, так и летрозола над тамоксифеном при проведении первой линии гормонотерапии больных метастатическим раком молочной железы [1,2]. Основанием для предположения о потенциально большей эффективности послужили небольшие исследования, продемонстрировавшие большую способность летрозола в сравнении с анастрозолом ингибировать фермент ароматазу и снижать уровень эстрадиола в плазме больных раком молочной железы [3]. Оставалось неясным, приводит ли большая ингибирующая способность летрозола к увеличению клинической противоопухолевой эффективности. Для этого потребовалось прямое сравнение двух препаратов в рандомизированном исследовании и 10 лет работы. Правда, к сегодняшнему дню каждый из нас давно решил этот вопрос для себя, назначая всем больным любимый препарат или, уверовав в их равную эффективность, рекомендуя просто ингибиторы ароматазы. Тем интереснее узнать, правильно ли мы поступали все это время, познакомившись с результатами исследования FACE.

В исследование включались больные раком молочной железы IIA-IIIС стадий с наличием рецепторов стероидных гормонов в опухоли и менопаузы [4]. Больным должно быть проведено оперативное лечение и по показаниям адъювантная химиотерапия и лучевая терапия. Всем больным назначали летрозол 2,5 мг или анастрозол 1 мг внутрь ежедневно постоянно 5 лет. Стратификация проводилась в зависимости от числа метастазов в подмышечные лимфоузлы (1-3 и больше 3) и наличия/отсутствия гиперэкспресии HER2. Основным критерием эффективности была безрецидивная выживаемость, дополнительными критериями – общая продолжительность жизни, время до развития отдаленных метастазов и токсичность.

За период 2005-2008 гг. в исследование было включено 4136 больных с медианой возраста 63 года, отсутствием гиперэкспресии HER2 у 11%, наличием более 3 метастазов в подмышечных лимфоузлах у 29%, ранее проведенной адъювантной химиотерапией у 62% и радиотерапией у 30% пациенток. Медиана наблюдения составила 65 мес., медиана продолжительности приема обоих препаратов – 60 мес. В группе летрозола и анастрозола 36% и 38% больных соответственно прекратили лечение досрочно по причине токсичности (15% и 13% соответственно) или прогрессирования заболевания (9,5% и 10,4%). При анализе результатов не отмечено разницы в 5-летней безрецидивной выживаемости, которая составила 84,9% для летрозола и 82,9% для анастрозола (HR=0,93; p=0,31). Ни в одной из изученных подгрупп не было получено достоверных свидетельств о лучшей безрецидивной выживаемости при использовании одного из препаратов. Не отмечено разницы при сравнении показателей 5-летней общей выживаемости, которая составила 89,9% для летрозола и 89,2% для анастрозола. Отдаленные метастазы зарегистрированы у 10,8% в каждой группе, время появления которых и зоны метастазирования были одинаковыми.

Не отмечено существенной разницы в токсичности терапии обоими препаратами. Наиболее частыми побочными эффектами были артралгия у 48,2% больных при приеме летрозола и 47,9% на анастрозоле; приливы – у 32,5% и 32,3% соответственно; слабость – у 16,8% и 16,6%; остеопороз – у 10,9% и 10,9%; миалгия – у 11,4% и 10,3%. Наиболее частыми проявления токсичности 3-4 степени были артралгии – у 3,9% и 3,3% соответственно; повышение АД – у 1,2% и 1,0%; приливы – у 0,8% и 0,4%; миалгии – у 0,8% и 0,7%; депрессия – 0,8% и 0,4%.

Авторы делают вывод о равной клинической эффективности и токсичности летрозола и анастрозола при проведении адъювантной терапии в течение 5 лет у постменопаузальных больных операбельным гормонозависимым раком молочной железы. Результаты исследования FACE совпадают с результатами других исследований, ставшими доступными в последние годы. Так, в рандомизированном исследовании III фазы MA.27 продемонстрирована равная эффективность другого ингибитора ароматазы эксеместана и анастрозола при проведении адъювантной терапии больных операбельным раком молочной железы, при этом эксеместан, как и летрозол, в большей степени ингибирует ароматазу и снижает уровень эстрадиола по сравнению с анастрозолом [5]. В другом рандомизированном исследовании II фазы Z1031 показана равная противоопухолевая эффективность летрозола, анастрозола и эксеместана в качестве предоперационной гормонотерапии рака молочной железы [6]. Также в рандомизированном исследовании III фазы продемонстрирована равная медиана времени без прогрессирования и общей продолжительности жизни при назначении летрозола и анастразола в качестве второй линии гормонотерапии у больных метастатическим раком молочной железы [7]. Следует отметить, что в последнем исследовании частота объективного эффекта была выше в группе летрозола в сравнении с анастрозолом (19% vs 12%). Таким образом, правы те, кто уже давно на основании собственного опыта пришел к выводу о равной эффективности и токсичности летрозола и анастрозола (сюда можно добавить и эксеместан) как при проведении адъювантной терапии у операбельных больных, так и при лечении метастатической болезни. Оба препарата к настоящему времени потеряли патентную защиту, и на рынке обращается огромное количество генериков как анастразола, так и летрозола. Поэтому сейчас более актуальным является не сравнение двух оригинальных лекарств, а сведения, насколько тот или иной генерик по своим лечебным свойствам отличается от Фемары или Аримидекса.

Ключевые слова: рак молочной железы, анастрозол, летрозол, адъювантная гормонотерапия.

Литература:

  1. Bonneterre J, Buzdar A, Nabholtz JM, et al. Anastrozoleis superior to tamoxifen as first-line therapy inhormone receptor positive advanced breast carcinoma. Cancer 2001; 92: 2247-58.
  2. Mouridsen H, Gershanovich M, Sun Y, et al. Superior efficacy of letrozole versus tamoxifen as first-line therapy for postmenopausal women with advanced breast cancer: results of a phase III study of the International Letrozole Breast Cancer Group. J. Clin. Oncol. 2001; 19: 2596-606.
  3. Geisler J, Helle H, Ekse D, et al. Letrozole is superior to anastrozole in suppressing breast cancer tissue and plasma estrogen levels. Clin. Cancer Res. 2008; 14: 6330-6335.
  4. Smith I, Yardley D, Burris H, et al. Comparative efficacy and safety of adjuvant letrozole versus anastrozole in postmenopausal patients with hormone receptor-positive, node positive early breast cancer: final results of the randomized phase III Femara versus anastrozole clinical evaluation (FACE) trial. J. Clin. Oncol., published online January 23, 2017.
  5. Goss PE, Ingle JN, Pritchard KI, et al. Exemestane versus anastrozole in postmenopausal women with early breast cancer: NCIC CTG MA.27 – a randomized controlled phase III trial. J. Clin. Oncol. 2013; 31: 1398-1404.
  6. Ellis MJ, Suman VJ, Hoog J, et al. Randomized phase II neoadjuvant comparison between letrozole, anastrozole, and exemestane for postmenopausal women with estrogen receptor-rich stage 2 to 3 breast cancer: Clinical and biomarker outcomes and predictive value of the baseline PAM50-based intrinsic subtype. ACOSOG Z1031. J. Clin. Oncol. 2011; 29: 2342-2349.
  7. Rose C, Vtoraya O, Pluzanska A, et al. An open randomised trial of second-line endocrine therapy in advanced breast cancer: Comparison of the aromatase inhibitors letrozole and anastrozole. Eur. J. Cancer 2003, 39: 2318-2327.

Летрозол или анастразол - Онкология

анонимно (Женщина, 66 лет)

РМЖ подозрение на метастаз в позвонок

Здравствуйте, Юлия Анатольевна! Вдохновились Вашими ответами пациентам. Спасибо большое за Ваш труд! Может быть и нам Вы посоветуете как дальше быть. У мамы (1952 г.р.) в 1990 году была проведена...

Александр Михайлов (Женщина, 60 лет)

Рак молочной железы 4ст Назначена гормона терапия после 6 химий

Какого производителЯ ПОРЕКОМЕНДУЕТЕ. ООО ТЕХНОЛОГИЯ ЛЕКАРСТВ Г. ХИМКИ ХОРОШИЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬ АНАСТРАЗОЛА-ТЛ? Мы уже купили а теперь думаем может купить дороже? в интернете много разных отзывов. ЕСТЬ АНАСТРАЗОЛ ОЗОН он дороже...

анонимно (Женщина, 59 лет)

Обязательна ли гормонотерапия после мастэктомии

У меня был обнаружен рак молочной железы T2N0M0. В январе этого года произведена радикальная мастэктомия молочной железы, затем 4 курса химиотерапии. Затем назначена гормонотерапия - ингибиторы ароматазы (летрозол или анастразол)....

dzalbo inessa (Женщина, 55 лет)

Ингибиторы аромотазы

Добрый день! Диагноз-рак молочной железы, назначены ингибиторы аромотазы. Вопрос-можно ли менять препараты(например один месяц летрозол, др.месяц анастразол и т.д.). Или неважно, лишь бы это были ингибиторы аромотазы?

Армен Мартиросян (Женщина, 60 лет)

По правильности назначения препарата

Здравствуйте! 13 Января моей маме сделали секторальную редакцию правой груди.Гистологическое заключение- инвазивная дольковая карцинома правой м.Ж.Низкой степени злокачественности/g1/.Опухоль диаметром1,4см.Опухоль отстоит от краев резекции на 2,0см,по краям резекции роста опухоли не...

Василий Трифонович Данилов (Женщина, 65 лет)

Правильно ли назначили мне анастрозол

В прошлом,2014,году мне удалили раковую опухоль левой молочной железы, 1 стадии ,без метастаз,с чистыми краями. Химиотерапия не была показана.Прошла лучевое облучение. Назначили принимать анастразол в теч 5 лет,хотя я врачам...

Ольга Вакалова

Метастазы в позвоночнике

Здравствуйте, Марина Михайловна. Речь пойдёт о моей маме, ей 61 год. 2 года назад (октябрь 2010 года) перенесла левостороннюю мастэктомию (была удалена левая грудь и 7 лимфоузлов, диагноз: скиррозный рак...

Различия между нестероидными ингибиторами ароматазы анастрозола и летрозола — клинической важности?

Differences between the non-steroidal aromatase inhibitors anastrozole and letrozole – of clinical importance?
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3068499/

Ингибирование ароматазы является золотым стандартом для лечения раннего и расширенного рака молочной железы у женщин в постменопаузе, страдающих от рецептор-положительного заболевания эстрогена. Установленная в настоящее время группа антиаромазатных соединений включает два обратимых ингибитора ароматазы (анастрозол и летрозол), а с другой стороны, необратимый ароматизатор-инактиватор экземестан. Хотя экземестан является единственным широко используемым инактиватором ароматазы на данном этапе, врачам очень часто приходится выбирать между анастрозолом или летрозолом в общей практике. Эти ингибиторы ароматазы третьего поколения (letrozole / Femara (Novartis Pharmaceuticals, Basel, Switzerland) и анастрозол / Arimidex (AstraZeneca, Pharmaceuticals, Macclesfield, Cheshire, UK)) недавно продемонстрировали превосходную эффективность по сравнению с тамоксифеном в качестве начальной терапии раннего рака молочной железы улучшение безрецидивной выживаемости. Однако, хотя анастрозол и летрозол относятся к одному и тому же фармакологическому классу агентов (триазолов), все больше доказательств свидетельствует о том, что эти ингибиторы ароматазы не являются эквипотентными при назначении в клинически установленных дозах. Доклинические и клинические данные свидетельствуют о различных фармакологических профилях. Таким образом, в этом обзоре основное внимание уделяется различиям между нестероидными ингибиторами ароматазы, позволяющими врачам выбирать между этими соединениями на основе научных данных. Хотя мы ждем важных результатов все еще продолжающегося сопоставления «голова к голове» у пациентов с ранним раком молочной железы с высоким риском рецидива («Клиническая оценка Femara Anastrozole», «FACE-trial»), клиницисты должны сделать свой выбор сегодня , На основании имеющихся доказательств, обобщенных здесь и до тех пор, пока данные FACE не станут доступными, летрозол, по-видимому, является лучшим выбором для большинства пациентов с раком молочной железы всякий раз, когда нестероидный ингибитор ароматазы должен быть выбран в клинических условиях. Предыстория этой рекомендации обсуждается в следующих главах.

Адъювантная эндокринная терапия играет важную роль у женщин в постменопаузе (PMW) с раком молочной железы с положительным выражением гормонов (HR +). Эффективность антигормонального лечения раннего рака молочной железы основывается на том факте, что эстрогены могут стимулировать рост остаточных раковых клеток или способствовать возникновению нового первичного рака с течением времени.

Селективные модуляторы эстроген-рецептор (ER), такие как тамоксифен, были золотым стандартом ухода за женщинами с раком молочной железы HR + за последние 30 лет (Jordan, 2004; Geisler et al, 2008). Тамоксифен-терапия в течение 5 лет может снизить вероятность рецидива и смерти на 47 и 26% соответственно (Collaborative Group ранних раковых заболеваний, 2005 г., Howell et al / ATAC Trialists Group, 2005).

Ингибиторы ароматазы (ИИ) теперь заменили тамоксифен в качестве стандарта ухода за адъювантной эндокринной терапией при лечении PMW гормон-чувствительным раком молочной железы. Три поколения ИИ были разработаны в течение последних 3 десятилетий. Из них ИИ третьего поколения имеют более благоприятные профили переносимости и являются более селективными и / или эффективными по сравнению с агентами первого и второго поколений (Nabholtz et al., 2000; Mouridsen et al, 2001). Существует две широкие категории ИИ третьего поколения (Lønning and Geisler, 2008). Обратимые нестероидные агенты включают анастрозол и летрозол (производные триазола). Третий агент, экземестан, является производным андростендиона, который функционирует как необратимый стероидный ингибитор (или инактиватор). Производные триазола связываются с компонентом цитохрома Р-450 фермента ароматазы, тогда как стероидное соединение экземестан связывается с субстрат-связывающим карманом фермента ароматазы (Geisler et al, 1998), что приводит к его деградации (рисунок 1). В настоящее время ИИ широко используются в качестве терапии первой линии для PMW с гормонально-чувствительным ранним раком молочной железы, как терапия первой линии при метастатических заболеваниях, а также как агенты второй линии при резистентности к тамоксифену. В этом обзоре подчеркивается эффективность и возникающие различия в эффективности между ИИ третьего поколения и особое внимание уделяется сопоставлениям между анастрозолом и летрозолом.

Несколько исследований, посвященных снижению ароматизации in vitro, сравнили эффективность ИИ третьего поколения (Bhatnagar et al, 2001). Миллер (1999) использовал два анализа ex-vivo активности ароматазы в конкретных фракциях ткани рака молочной железы и в культурах клеток фибробластов молочной железы. Активность ароматазы эффективно ингибировалась как в отдельных фракциях рака молочной железы, так и в культурах фибробластов жировой ткани молочной железы. В другом исследовании Miller et al (2001) иммуногистохимический анализ показал, что лечение анастрозолом или летрозолом приводило к значительному снижению экспрессии рецептора прогестерона (PgR), маркера функции эстрогена. Bhatnagar et al. (2001) продемонстрировали, что в клетках грызунов, нормальных человеческих жировых фибробластах и ​​линиях раковых клеток человека летрозол последовательно в 10-30 раз более эффективен, чем анастрозол, в его способности ингибировать внутриклеточную ароматазу. Важно отметить, однако, что анализы in vitro могут не точно отражать степень ингибирования, полученную / достигнутую in vivo.

Была разработана система внутриматочной ароматазы у мышей, которая имитировала постменопаузальный ER + рак молочной железы. Эта модель животных учитывает важность местного производства (внутрипузырной) ароматазы, а также тот факт, что рак молочной железы встречается главным образом в PMW. Хотя эти мыши (овариэктомированные, атимичные и иммуносупрессивные голые мыши) не имеют значительных периферических способностей к производству эстрогенов и не производят развитие адреналина, эффективность ИИ оценивается после инокуляции клетками карциномы молочной железы человека, трансфицированными геном человеческой ароматазы (клетки MCF-7arom) ( Brodie et al, 2005). Использование этой модели ароматазы ксенотрансплантата показало, что летрозол является более эффективным, чем тамоксифен, в подавлении роста опухоли молочной железы, не вызывая пролиферацию эндометрия. Кроме того, опухоли, продолжающие прогрессировать при терапии тамоксифеном, оставались чувствительными к терапии второй линии с летрозолом.

Биохимическую эффективность ИИ in vivo можно определить по их влиянию на общую ароматизацию организма, а также на изменения уровня эстрогена в плазме и тканях. Из-за их высокой чувствительности предпочтительными являются методы трассера, которые позволяют рассчитывать ингибирование ароматазы всего тела (Lønning and Geisler, 2008). К сожалению, эти методы трудоемки, и анализ обычно ограничивается небольшим числом пациентов. Измерение уровня эстрогена в плазме является более грубым, но более простым методом, позволяющим проводить скрининг гораздо большего числа пациентов. Поскольку между локальным синтезом эстрогенов в дополнение к поглощению эстрогенов из кровообращения в некоторых опухолях может наблюдаться значительная разница, необходимо прямое измерение внутриутробных эстрогенов для оценки эффективности подавления эстрогена AI в злокачественных тканях-мишенях (Lønning and Geisler, 2008).

ИИ третьего поколения, одобренные Управлением по контролю за продуктами и лекарствами (анастрозол, летрозол и экземестан), являются высокоселективными конкурентными ингибиторами / инактиваторами фермента ароматазы. Хотя ИИ первого и второго поколений ингибируют синтез эстрогенов in vivo до 90%, соединения третьего поколения воспроизводимо приводят к ингибированию ароматазы 98% у людей (Geisler et al, 2008). В таблице 1 приведено сравнение полного ингибирования ароматазы тела ИИ третьего поколения по сравнению с соединениями первого и второго поколений. Кроме того, подавление уровней эстрогенов в плазме на> 90% было последовательно продемонстрировано на всех ИИ третьего поколения (Dowsett et al, 1995; Geisler et al, 1996, 1998, 2002, 2008).

Среди ИИ третьего поколения летрозол, по-видимому, производит наиболее обширное подавление эстрогенов. Результаты исследования внутриутробного кроссовера показали, что летрозол (2,5 мг в день) последовательно приводил к более сильному ингибированию ароматазы по сравнению с 1,0 мг анастрозола (Geisler et al, 2002). В PMW, подвергшейся первичной терапии локально развитого рака молочной железы ER + / PgR +, летрозол подавлял уровни опухолей эстрадиола (E2), эстрона (E1) и эстрона сульфата (E1S) до лечения соответственно 97,6, 90,7 и 90,1% (рисунок 2A) (Geisler et al, 2008). Этот уровень подавления превосходит тот, который ранее сообщался для анастрозола, используя те же методы: 89,0, 83,4 и 72,9% соответственно (Geisler et al, 2001). Прямое сравнение реанализированных образцов также показало превосходное подавление уровней эстрогена в плазме с летрозолом по сравнению с анастрозолом (Geisler et al, 2008), E2 (среднее подавление на 95,2 против 92,8% P = 0,018), E1 (подавление 98,8% против 96,3% P = 0,003) и E1S (подавление 98,9% против 95,3% P = 0,003) (рисунок 2B). Недавно Диксон и др. (Dixon et al., 2008) подтвердили, что летрозол снижает уровень эстрогенов в плазме в большей степени, чем анастрозол в клинических дозах. Результаты этих двух трансляционных исследований, Geisler et al (2008) и Dixon et al (2008), ставят вопрос о том, переходят ли различия в потенции в различия клинической значимости. Хотя некоторые авторы предположили, что ингибирование ароматазы выше определенного уровня (например, 90% ингибирование) не может увеличить клиническую эффективность, уроки, полученные нами из клинических исследований за последние 3 десятилетия, свидетельствуют о том, что подавление эстрогена и клиническая эффективность плотно коррелируют и выше 90% ингибирования ароматазы in vivo. В качестве примера можно привести сравнение аминоглютетимида (ингибирование ароматазы: 90%) и летрозола (ингибирование ароматазы:> 99%), что явно демонстрирует превосходство летрозола в условиях прогрессирующего рака молочной железы (Gershanovich et al, 1998). Однако из-за очень разных профилей побочных эффектов аминоглютетимида и летрозола, когда они даны в клинически установленных дозах, при этом последние менее токсичны, нельзя исключать влияние проблем соблюдения при лечении аминоглютетимидом результатов исследования.

Все еще остается вопрос о том, переходят ли различия между 95 и 99% ингибирования ароматизации in vivo в значительную разную скорость и время отклика. Кроме того, хотя все основные исследования III фазы, проведенные с анастрозолом и летрозолом, использовали те же дозы отдельных лекарств (1 мг анастрозола один раз в день (od) и 2,5 мг летрозола od), можно поставить под сомнение, что была использована оптимальная клиническая доза — по крайней мере, для анастрозола. Хотя прямое внутрипатентное кроссоверное исследование с анастрозолом 1 мг o.d. против 10 мг o.d. не выявили существенной разницы между двумя ежедневными дозами, важно отметить, что у 8 из 10 пациентов наблюдалось лучшее ингибирование ароматазы, в то время как на 10 мг o.d. (Geisler et al, 1996). Напротив, соответствующее исследование, сравнивающее летрозол 0,5 мг o.d с 2,5 мг o.d. не выявило существенного различия между двумя испытанными дозами (Dowsett et al, 1995). В заключение, субоптимальная доза анастрозола не может быть полностью исключена. Однако эта проблема не может быть решена путем простого увеличения суточной дозы анастрозола. Это потребовало бы повторения всех исследований III фазы с более высокой дозой анастрозола для оценки клинических ответов и, что еще более важно, побочных эффектов. При наличии патентов, заканчивающихся для всех ингибиторов ароматазы в краткосрочной перспективе, это, вероятно, не представляет интереса для вовлеченной фармацевтической компании.

Летрозол — единственный ИИ, который, как было продемонстрировано, обладает значительно более высокой эффективностью для тамоксифена в неоадъювантной обстановке и является единственным ИИ, получившим одобрение от нескольких стран для использования в этой обстановке. В рандомизированном двойном слепом исследовании в PMW (N = 337) с ER + и / или PgR + раком молочной железы, сравнивающем летрозол с тамоксифеном (Eiermann et al, 2001), летрозол превосходил тамоксифен в общей объективной частоте ответа (55 против 36% p

Предоперационный «Аримидекс» по сравнению с испытанием Тамоксифена был рандомизированным многоцентровым исследованием, сравнивающим анастрозол (n = 228) с тамоксифеном (n = 223) в качестве неоадъювантной терапии в PMW с HR +, большим, оперативным раком молочной железы (Cataliotti et al, 2006) ). Объективные ответы на анастрозол и тамоксифен наблюдались у 39,5 и 35,4% пациентов соответственно (УЗИ) и 50,0 и 46,2% пациентов соответственно (суппорт). В популяции целевого лечения (ITT) хирургическое вмешательство стало возможным после 3 месяцев гормональной терапии у 38,1 против 29,9% пациентов, получавших анастрозол и тамоксифен, соответственно (P = 0,11). У пациентов, получавших только эндокринную терапию (n = 314), хирургическое вмешательство стало возможным у 43% пациентов, получавших анастрозол против 30,8%, получавших тамоксифен через 3 месяца лечения (P = 0,04).

В отличие от этих результатов, немедленный предоперационный анастрозол, тамоксифен или комбинированный с испытанием Тамоксифена не нашел существенной пользы от анастрозола по сравнению с тамоксифеном. Женщины в постменопаузе с инвазивным раком молочной железы ER + были рандомизированы в одну из трех групп лечения: неоадъювантный анастрозол (n = 113), тамоксифен (n = 108) или анастрозол плюс тамоксифен (n = 109) (Smith et al, 2005). Не было выявлено существенных различий в показателях клинических объективных ответов (суппорт) во всех группах лечения (P = 0,87, анастрозол против тамоксифена).

Результат пациентов, нуждающихся в неоадъювантной терапии, также может быть изменен частотой полных патологических ответов во время терапии с ИИ. Хотя полные патологические реакции наблюдались в исследовании, опубликованном Dixon et al, они не были обнаружены в соответствующей группе пациентов, получавших анастрозол (Dixon et al, 1999).

Эта фаза III многонационального рандомизированного двойного слепого исследования первоначально включала 9366 PMW с раком молочной железы (Baum et al, 2002). Он сравнивал анастрозол отдельно или в сочетании с тамоксифеном с монотерапией тамоксифеном после операции на раке груди. Комбинированная терапия не была значительно более выгодной, чем тамоксифен, поэтому комбинация была прекращена досрочно, в результате чего дальнейшие анализы были ограничены 6241 пациентом (Baum et al, 2002). При медианном наблюдении за 68 месяцами лечение анастрозолом у пациентов с HR + показало значительное преимущество в выживаемости без заболевания (DFS) (отношение рисков (HR) = 0,83, доверительный интервал 95% (ДИ) 0,73-0,94, P = 0,005) и время повторения (TTR) (HR = 0,74; 95% ДИ: 0,64-0,87, P = 0,0002). Однако значительного улучшения во времени до отдаленного рецидива (TTDR, HR = 0,84, 95% ДИ: 0,70-1,00, P = 0,06) или общей выживаемости (OS; HR = 0,97) у соответствующей популяции пациентов с HR + (Howell et al, 2005). Через 100 месяцев наблюдения исследователи наблюдали значительную выгоду в TTDR (риск отдаленных метастазов (DM)) у пациентов с HR +, получавших анастрозол (HR = 0,84, 95% ДИ: 0,72-0,97, P = 0,022). Анастрозол также продолжал оказывать существенное преимущество в DFS (HR = 0,85, 95% ДИ: 0,76-0,94, P = 0,003) и TTR (HR = 0,76, 95% ДИ: 0,67-0,87, P = 0,0001). Несмотря на то, что в DFS были улучшения, для анастрозола и тамоксифена все еще не было (472 против 477 случаев соответственно, HR = 0,97, 95% ДИ: 0,86-1,11, P = 0,7) (Forbes et al, 2008). Основные конечные точки эффективности испытания ATAC по параметрам лечения приведены в таблице 2.

Эта крупная международная фаза III рандомизированного двойного слепого исследования была независимо проведена Международной исследовательской группой по изучению рака молочной железы (IBCSG), совместной академической группой, заинтересованной в анализе летрозола против тамоксифена в PMW с раком молочной железы HR + (ITT: N = 8010 , вариант с двумя руками: тамоксифен, n = 911, летрозол, n = 917, вариант с четырьмя рукавами: тамоксифен, n = 1548, летрозол, n = 1546, тамоксифен с последующим летрозолом, n = 1548, летрозол с последующим тамоксифеном, n = 1540) (Thürlimann et al, 2005). Основные конечные точки эффективности в режимах лечения приведены в таблице 2.

Первоначальные результаты (N = 8010) при медианном наблюдении за 25,8 месяца продемонстрировали превосходство летрозола над тамоксифеном при продлении DFS и TTR (но не в ОС). Летозол-лечащие пациенты имели значительную раннюю выгоду в TTDR, с 27% -ным снижением риска для DM при среднем значении 25,8 месяцев (Thürlimann et al, 2005). Результаты ретроспективного исследования (N = 7707) BIG 1-98 подтвердили эти результаты; было выраженное 30% -ное снижение раннего DM (через 2 года) с летрозолом по сравнению с тамоксифеном (соответственно 87 против 125 случаев) (Mauriac et al, 2007). Основываясь на превосходстве летрозола против тамоксифена на 25,8 месяца, IBCSG решила развязать руку монотерапии тамоксифена и позволить пациентам выбирать кроссовер для терапии летрозолом; 619 (25,2%) сделали осознанный выбор (с консультированием) кроссовером на руку летрозола. В результате кроссовера в дополнение к анализу ITT был проведен цензурный анализ для учета кроссоверных пациентов (Mouridsen et al, 2009). Анализ пациентов с ITT при медианном наблюдении за 76 месяцами монотерапии летрозолом или тамоксифеном продемонстрировал значительное значительное преимущество в DFS (HR = 0,88, 95% ДИ: 0,78-0,99, P = 0,03) и TTDR (HR = 0,85; 95 % CI: 0,72-1,00, P = 0,05) с летрозолом (Mouridsen et al, 2009). Было отмечено, что летрозол уменьшился на 40%, что свидетельствует о появляющейся выживаемости (303 против 343, HR = 0,87, 95% ДИ: 0,75-1,02, P = 0,08). В цензурированном анализе учет пациентов, перешедших к летрозолу, пациенты, получавшие летрозол, имели преимущество в DFS (HR = 0,84, 95% ДИ: 0,74-0,99), TTDR (HR = 0,81, 95% ДИ: 0,68-0,96 ) и OS (HR = 0,81; 95% ДИ: 0,69-0,94). Тем не менее, IBCSG пришел к выводу, что ранний кроссовер к летрозолу может предвзято повлиять на анализ ITT в пользу тамоксифена и цензурный анализ в пользу летрозола, что затрудняет точные оценки ОС. Для корректировки этого потенциального смещения была проведена дополнительная обратная вероятность взвешивания взвешенного анализа, чтобы обеспечить более точную оценку клинической пользы летрозола. Результаты показали, что 5 лет летрозола значительно улучшали DFS на 15% (HR = 0,85, 95% ДИ: 0,76-0,96) и ОС на 17% (HR = 0,83, 95% ДИ: 0,7-0,97, P

Потенциальный эффект генетических вариантов CYP2D6 на клинический ответ у пациентов с раком молочной железы, получавших тамоксифен, недавно приобрел большой интерес. CYP2D6 преимущественно отвечает за 4-гидроксилирование тамоксифена, приводящее к его наиболее активным метаболитам, 4-гидрокситамоксифену и эндоксифену (Dehal and Kupfer, 1997). Сообщается, что у бедных метаболитов CYP2D6 повышенный риск рецидива по сравнению с пациентами дикого типа CYP2D6 (Schroth et al, 2009). Хотя данные по-прежнему несколько противоречивы в этот момент (Dezentjé et al, 2009), генотипирование CYP2D6 может стать первым прогностическим фактором у пациентов с раком молочной железы, которые могут быть проанализированы в образце крови в ближайшем будущем. Сообщаемые различия между плечами тамоксифена и AI-плечами в крупных клинических исследованиях фазы III в раннем раке молочной железы должны быть переоценены в свете этих новых результатов.

Косвенная информация из испытаний ATAC и BIG 1-98 указывает на то, что различия в клинической эффективности существуют между анастрозолом и летрозолом в исходной настройке адъюванта. Оба ИИ улучшают DFS по сравнению с тамоксифеном у пациентов с заболеванием HR +. Наиболее распространенным типом рецидива, наблюдаемым через 2 — 3 года после операции, является DM, хорошо известный предиктор выживаемости рака молочной железы (Saphner et al, 1996; Mansell et al, 2009). Показано, что только летрозол значительно снижает ранние события ДМ (30% -ное снижение риска ДМ на 2 года) (Mauriac et al, 2007). Значительное снижение случаев ДМ наблюдалось также при использовании анастрозола у пациентов с HR +, но только через 100 месяцев наблюдения (Forbes et al, 2008). Напротив, исследовательский анализ исследования ATAC подтвердил, что большая часть ранних преимуществ анастрозола не заключалась в предотвращении отдаленной болезни; на 2,5 года было 7% -ное преимущество в профилактике DM (Houghton, 2006).

Развитие фулвестранта (Faslodex, AstraZeneca, Pharmaceuticals, Macclesfield, Cheshire, UK), уникального антагониста ER и понижающего регулятора вызвало значительное внимание. Хотя опыт с фулвестрантом в раннем раке молочной железы ограничен в настоящее время, недавние сопоставления «голова к голове» в метастатической обстановке показали, что фулвестрант (500 мг внутримышечный (im) / 4 w) по меньшей мере столь же эффективен, как анастрозол (1 мг устно (po) / od) со значительно улучшенным временем прогрессирования для пациентов в группе фулвестранта (Robertson et al, 2009). Таким образом, новая увеличенная доза фулвестранта является перспективным вариантом эндокринного лечения во всех случаях рака молочной железы, а данные для пациентов с ранним раком молочной железы ожидаются в краткосрочной перспективе.

Хотя испытания ATAC и BIG 1-98 предоставили обширный набор данных для анастрозола и летрозола в раннем раке молочной железы, в этой ситуации не проводилось ни одно пробное исследование этих двух ИИ. Продолжающееся исследование FACE было разработано для перспективного анализа потенциальных различий в эффективности и безопасности (O’Shaughnessy, 2007). Это открытое, рандомизированное, многоцентровое исследование фазы III включает узлоположительные пациенты, рандомизированные для получения раннего адъювантного летрозола или анастрозола. Основная задача — сравнить DFS через 5 лет. Вторичными задачами являются оценка безопасности, ОС, время до DM и время до контралатерального рака молочной железы. Испытание было разработано для того, чтобы провести различие между двумя препаратами в кратчайшие сроки, зарегистрировав пациентов с повышенным риском раннего рецидива рака молочной железы, так что количество событий, необходимых для начала анализа, будет получено быстрее. Результаты могут помочь уточнить стратегии лечения PMW с раком молочной железы.

Из-за продолжительной продолжительности адъювантной эндокринной терапии важны темы пациентности и их потенциальное влияние на соблюдение и терапевтический результат. В целом, ИИ третьего поколения, похоже, имеют очень похожие профили токсичности. Большинство побочных эффектов объясняются общей лихорадкой эстрогена, предсказуемой и аналогичной общей природной менопаузе. Они могут включать горячие вспышки, артралгию, остеопороз, переломы, гиперхолестеринемию и сердечно-сосудистые события (см. Таблицу 3 для обзора). Побочные эффекты, такие как тромбоэмболические события и рак эндометрия, которые хорошо известны для антиэстрогенной терапии, редко наблюдаются во время терапии ингибиторами ароматазы. Хотя новые антиэстрогены, такие как ралоксифен, менее токсичны по сравнению с тамоксифеном при тестировании голова к голове у женщин с повышенным риском развития рака молочной железы, недавно было показано, что ралоксифен менее эффективен для профилактики рака молочной железы (Vogel et al, 2010) ). Хотя неблагоприятные события ИИ третьего поколения были широко рассмотрены в доступной литературе (Thürlimann et al, 2005; Buzdar et al, 2006; Coates et al, 2007; Coombes et al, 2007), этот вопрос будет кратко рассмотрен здесь ,

Холестерин в крови был всесторонне и систематически измерен в исследовании BIG 1-98 в условиях отсутствия голодания каждые 6 месяцев (Thürlimann et al, 2005). При среднем наблюдении в течение 25,8 месяцев в группе летрозола наблюдалось больше гиперхолестеринемии (43,6, против 19,2% в группе тамоксифена), но этот АЭ был преимущественно низким. Важно отметить, что медианные изменения уровня холестерина оставались стабильными в 6, 12 и 24 месяцах (0, 0 и -1,8%) в группе летрозола, но уменьшались в группе тамоксифена при каждой оценке (-12,0, -13,5 и -14,1 %). Эти результаты подтверждают более высокий липид-понижающий эффект тамоксифена, а не пагубный эффект летрозола. Анализ безопасности при медиане 60,5 месяцев подтвердил более ранние результаты. Несмотря на повышенное нарушение липидов против тамоксифена, гиперхолестеринемия была преимущественно низкой степени (Thürlimann et al, 2009).

Напротив, гиперхолестеринемия не была предопределенной АЭ в исследовании ATAC; однако результаты показали значительно больший уровень гиперхолестеринемии в группе анастрозола, чем в плече тамоксифена (соотношение 9 против 3% шансов 2,73, P

До 30% всех женщин, принимающих ИИ, сообщают о миалгии или артралгии. В положении адъюванта частота симптомов скелетно-мышечной системы значительно выше для всех ИИ третьего поколения по сравнению с тамоксифеном. Эти события обычно появляются на ранней стадии лечения, являются низкими классами и со временем улучшаются.

Кроме того, ИИ вызывают значительное увеличение как резорбции кости, так и образования. Остеопороз и повышенная частота переломов возникают у некоторых пациентов при использовании ИИ (табл. 3). Хотя доклинические исследования предполагали, что потеря костной массы может быть меньше во время лечения стероидным ИИ (экземестан) по сравнению с нестероидными ИИ (анастрозол и летрозол), нет никаких доказательств от клинических испытаний, подтверждающих эти гипотезы. Напротив, рандомизированное исследование здоровых добровольцев показало, что все ИИ оказывают аналогичное влияние на оборот ожога (McCloskey et al, 2006). Из-за раннего скрининга остеопении и остеопороза, когда ИИ внедряются у пациентов с ранним раком молочной железы и либеральным использованием кальция, витамина D и бисфосфонатов, проблема потери костной массы, по-видимому, решается для большинства пациентов.

Приобретенная, как и de novo, устойчивость к ингибированию ароматазы остается серьезной проблемой в клинической практике. Будущие исследования будут направлены на то, чтобы улучшить наше понимание того, как лечить устойчивые к ИИ раковые опухоли молочной железы и, возможно, более важно, как предотвратить возникновение сопротивления, вызванного ИИ. Исследования в модельных системах предположили, что опухолевые клетки постепенно адаптируются к низким уровням эстрогенов во время лечения ИИ, в конечном итоге приобретая сопротивление. Однако ранние данные профилирования микрочипов предполагают большую гетерогенность в применяемых механизмах сопротивления. Когда уровни эстрогена глубоко подавлены, модели устойчивости de novo in vitro свидетельствуют о том, что опухолевые клетки могут иметь способность к развитию гиперчувствительности эстрогена посредством изменения экспрессии генов и регуляции путей передачи сигналов фактора роста (Santen et al, 2005). Исходя из этих данных, ингибиторы ароматазы и анти-HER-2-агенты (трастузумаб, лапатиниб) были протестированы в сочетании в клинических исследованиях, демонстрирующих улучшенную выживаемость без прогрессирования в комбинации (Johnston et al, 2009; Kaufman et al, 2009). Интересно отметить, что недавние данные свидетельствуют также о сложном наборе коактиваторов / -упрессоров ядерных рецепторов в ER во время обработки AI in vivo (Flågeng et al, 2009). Таким образом, ER-кофакторы стали областью интенсивных исследований, направленных на разработку новых лекарств, которые могут мешать комплексам ER-кофактора. Другие детерминанты эндокринной резистентности у пациентов с раком молочной железы недавно были рассмотрены Масгров и Сазерленд (2009).

Разработка новых ароматических антител, таких как антитело 677, может обеспечить новые инструменты для идентификации PMW с ER + и ароматиза-положительными опухолями, которые будут реагировать на терапию AI до ее начала (Geisler et al, 2010).

В настоящее время ингибирование ароматазы устанавливается как стандартное лечение как раннего, так и метастатического рака молочной железы для HR + PMW после критических исследований III фазы с участием более 30 000 пациентов. Наивысшая эффективность in vivo, с превосходным подавлением E2 в ткани рака молочной железы человека, была продемонстрирована с летрозолом по сравнению с анастрозолом. В дополнение к тому, что он является самым мощным нестероидным ИИ, летрозол является единственным ИИ, который продемонстрировал превосходную эффективность как в отношении неоадъюванта, так и в отношении адъювантов по сравнению с тамоксифеном. Значительное снижение раннего DM в адъювантной обстановке было показано с летрозолом, и выгода от выживания проявляется с более длительным наблюдением в исследовании BIG 1-98. Напротив, данные о выживаемости в течение 100 месяцев из исследования ATAC не демонстрируют преимущества ОС для анастрозола против тамоксифена. ИИ третьего поколения имеют предсказуемый и управляемый профиль безопасности, при этом AE похожи на симптомы менопаузы. Тяжелые АЭ, связанные с тамоксифеном, не наблюдаются при ИИ. Для дальнейшего выяснения различий между соединениями третьего поколения необходимы прямые сопоставления ИИ между головами к голове. До тех пор, пока такие данные не будут доступны, имеющиеся клинические данные свидетельствуют о том, что ингибитор ароматазы третьего поколения летрозола может быть лучшим выбором, когда указывается нестероидный AI.

Наконец, всякий раз, когда тамоксифен используется в клинических испытаниях в будущем, генотипирование CYP2D6 должно быть реализовано для дальнейшего уточнения роли этого потенциально прогностического маркера.

Финансовая поддержка медицинской редакционной помощи была предоставлена ​​Novartis Pharmaceuticals. Мы благодарим Марию Сушко, PhD, Фазы Five Communications Inc. за медицинскую редакционную помощь в этой рукописи.

Химические структуры применяемых в настоящее время антиароматазных соединений. (А) Стероидный ароматизационный инактиватор. (B) Нестероидные ингибиторы ароматазы.

(A и B) Влияние анастрозола (ANA) на летрозол (LET) на уровни тканевого (A) и плазменного (B) эстрогенов: процент уровней предварительной обработки (данный как среднее геометрическое) (Geisler et al, 2001, 2008).

Сокращения: od = один раз в день; ставка = два раза в день; qid = четыре раза в день; ш = еженедельно; 2w = два раза в неделю; ро = пероральный; IM = внутримышечного.

Обнаружено в прямом, интрапатированном кроссовом исследовании.

Сокращения: ATAC = аримидекс, тамоксифен, один или в комбинации; BIG = международная группа; IPCW = обратная вероятность взвешивания взвешенного анализа; NR = не сообщается; DFS = безрецидивная выживаемость; TTR = время повторения; TTDR = время до отдаленной рекурсии; ОС = общая выживаемость

Гормон-рецептор-положительная популяция.

Население, подлежащее лечению.

Последующая оценка цензурируется на выборочном кроссовере.

Утяжеление регулирует факторы, связанные с ОС, и с выборочным кроссовером, включая базовые факторы, такие как возраст, состояние узла, уровень опухоли и изменяющийся во времени показатель работоспособности.

Сокращения: ATAC = аримидекс, тамоксифен, один или в комбинации; BIG = международная группа; NR = не сообщается; NS = незначительный.

Запоздалая битва гигантов: сравнение летрозола и анастрозола в исследовании FACE

Напоминанием о давно прошедших битвах являются результаты опубликованного в Journal of Clinical Oncology исследования FACE по сравнению эффективности и токсичности летрозола и анастрозола при проведении адъювантной терапии больным раком молочной железы. Сколько копий было сломано за 15 лет в попытках показать преимущество одного препарата над другим. К тому времени в рандомизированных исследованиях было показано преимущество как анастрозола, так и летрозола над тамоксифеном при проведении первой линии гормонотерапии больных метастатическим раком молочной железы [1,2]. Основанием для предположения о потенциально большей эффективности послужили небольшие исследования, продемонстрировавшие большую способность летрозола в сравнении с анастрозолом ингибировать фермент ароматазу и снижать уровень эстрадиола в плазме больных раком молочной железы [3]. Оставалось неясным, приводит ли большая ингибирующая способность летрозола к увеличению клинической противоопухолевой эффективности. Для этого потребовалось прямое сравнение двух препаратов в рандомизированном исследовании и 10 лет работы. Правда, к сегодняшнему дню каждый из нас давно решил этот вопрос для себя, назначая всем больным любимый препарат или, уверовав в их равную эффективность, рекомендуя просто ингибиторы ароматазы. Тем интереснее узнать, правильно ли мы поступали все это время, познакомившись с результатами исследования FACE.
В исследование включались больные раком молочной железы IIA-IIIС стадий с наличием рецепторов стероидных гормонов в опухоли и менопаузы [4]. Больным должно быть проведено оперативное лечение и по показаниям адъювантная химиотерапия и лучевая терапия. Всем больным назначали летрозол 2,5 мг или анастрозол 1 мг внутрь ежедневно постоянно 5 лет. Стратификация проводилась в зависимости от числа метастазов в подмышечные лимфоузлы (1-3 и больше 3) и наличия/отсутствия гиперэкспресии HER2. Основным критерием эффективности была безрецидивная выживаемость, дополнительными критериями – общая продолжительность жизни, время до развития отдаленных метастазов и токсичность.

За период 2005-2008 гг. в исследование было включено 4136 больных с медианой возраста 63 года, отсутствием гиперэкспресии HER2 у 11%, наличием более 3 метастазов в подмышечных лимфоузлах у 29%, ранее проведенной адъювантной химиотерапией у 62% и радиотерапией у 30% пациенток. Медиана наблюдения составила 65 мес., медиана продолжительности приема обоих препаратов – 60 мес. В группе летрозола и анастрозола 36% и 38% больных соответственно прекратили лечение досрочно по причине токсичности (15% и 13% соответственно) или прогрессирования заболевания (9,5% и 10,4%). При анализе результатов не отмечено разницы в 5-летней безрецидивной выживаемости, которая составила 84,9% для летрозола и 82,9% для анастрозола (HR=0,93; p=0,31). Ни в одной из изученных подгрупп не было получено достоверных свидетельств о лучшей безрецидивной выживаемости при использовании одного из препаратов. Не отмечено разницы при сравнении показателей 5-летней общей выживаемости, которая составила 89,9% для летрозола и 89,2% для анастрозола. Отдаленные метастазы зарегистрированы у 10,8% в каждой группе, время появления которых и зоны метастазирования были одинаковыми.

Не отмечено существенной разницы в токсичности терапии обоими препаратами. Наиболее частыми побочными эффектами были артралгия у 48,2% больных при приеме летрозола и 47,9% на анастрозоле; приливы – у 32,5% и 32,3% соответственно; слабость – у 16,8% и 16,6%; остеопороз – у 10,9% и 10,9%; миалгия – у 11,4% и 10,3%. Наиболее частыми проявления токсичности 3-4 степени были артралгии – у 3,9% и 3,3% соответственно; повышение АД – у 1,2% и 1,0%; приливы – у 0,8% и 0,4%; миалгии – у 0,8% и 0,7%; депрессия – 0,8% и 0,4%.

Авторы делают вывод о равной клинической эффективности и токсичности летрозола и анастрозола при проведении адъювантной терапии в течение 5 лет у постменопаузальных больных операбельным гормонозависимым раком молочной железы. Результаты исследования FACE совпадают с результатами других исследований, ставшими доступными в последние годы. Так, в рандомизированном исследовании III фазы MA.27 продемонстрирована равная эффективность другого ингибитора ароматазы эксеместана и анастрозола при проведении адъювантной терапии больных операбельным раком молочной железы, при этом эксеместан, как и летрозол, в большей степени ингибирует ароматазу и снижает уровень эстрадиола по сравнению с анастрозолом [5]. В другом рандомизированном исследовании II фазы Z1031 показана равная противоопухолевая эффективность летрозола, анастрозола и эксеместана в качестве предоперационной гормонотерапии рака молочной железы [6]. Также в рандомизированном исследовании III фазы продемонстрирована равная медиана времени без прогрессирования и общей продолжительности жизни при назначении летрозола и анастразола в качестве второй линии гормонотерапии у больных метастатическим раком молочной железы [7]. Следует отметить, что в последнем исследовании частота объективного эффекта была выше в группе летрозола в сравнении с анастрозолом (19% vs 12%). Таким образом, правы те, кто уже давно на основании собственного опыта пришел к выводу о равной эффективности и токсичности летрозола и анастрозола (сюда можно добавить и эксеместан) как при проведении адъювантной терапии у операбельных больных, так и при лечении метастатической болезни. Оба препарата к настоящему времени потеряли патентную защиту, и на рынке обращается огромное количество генериков как анастразола, так и летрозола. Поэтому сейчас более актуальным является не сравнение двух оригинальных лекарств, а сведения, насколько тот или иной генерик по своим лечебным свойствам отличается от Фемары или Аримидекса.

40 съезд Американского общества клинической онкологии (ASCO)

40 съезд Американского общества клинической онкологии (ASCO)

5-8 июня 2004 года, Новый Орлеан, США

ASCO 2004: рак молочной железы

Тюляндин С.А.
ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России

Ингибиторы ароматазы.

В гормонотерапии рака молочной железы происходит «ползучая революция»: прежний фаворит тамоксифен повсеместно уступает дорогу целому семейству ингибиторов ароматазы. Первоначально летрозол (Фемара) и анастрозол (Аримидекс) продемонстрировали свое преимущество над тамоксифеном при проведении первой линии гормонотерапии у больных метастатическим раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами эстрогенов [1-3]. На съезде ASCO впервые были представлены результаты сравнения третьего представителя из группы ингибиторов ароматазы – экземестана с тамоксифеном при проведении первой линии гормонотерапии у больных метастатическим раком молочной железы. Экземестан (Аромазин), в отличие от анастрозола и летрозола, относится к группе необратимых стероидных ингибиторов ароматазы. В исследовании EORTC 382 больные получали тамоксифен или экземестан в дозе 25 мг ежедневно постоянно до признаков прогрессирования заболевания [4]. Основным критерием эффективности был показатель времени до прогрессирования. При среднем сроке наблюдения 29 месяцев медиана времени до прогрессировании составила 9,9 мес. в группе экземестана и 5,8 мес. в группе тамоксифена (р.=0.03 Wilcoxon test). У больных принимавших экземестан достоверно чаще наблюдали объективные противоопухолевые эффекты (46% и 31%). Таким образом, предварительные данные свидетельствуют о преимуществе назначения экземестана (как и других ингибиторов ароматазы) при проведении первой линии гормонотерапии у больных метастатическим раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами стероидных гормонов.

Cameron и соавторы попытались сравнить эффективность экземестана и анастрозола при лечении 121 больной метастатическим раком молочной железы с метастазами в висцеральные органы (печень, легкие) [5]. Результаты исследования представлены в таблице 1 и свидетельствуют о равной эффективности сравниваемых препаратов.

Таблица 1.
Результаты сравнения экземестана и анастрозола.

Экземестан Анастрозол
Число больных 61 60
ПР + ЧР 25% 25%
ПР + ЧР + стабилизация 38% 38%
Медиана времени до прогрессирования 4.0 мес. 4.5 мес.

ПР – полная регрессия, ЧР – частичная регрессия.

Доказав свое преимущество при проведении первой линии, ингибиторы ароматазы перенесли соревнование на этап проведения адъювантной терапии. В исследовании ATAC анастрозол 1 мг ежедневно в течение 5 лет сравнивали с тамоксифеном 20 мг ежедневно в течение 5 лет при проведении адъювантной терапии у больных операбельным раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами стероидных гормонов [6]. При среднем сроке наблюдения 48 месяцев в группе анастрозола достоверно снижена частота прогрессирования от рака молочной железы на 17% по сравнению с тамоксифеном. Это снижение произошло как за счет уменьшения частоты отдаленных метастазов, так и частоты возникновения контрлатерального рака молочной железы. Короткий срок наблюдения не позволяет оценить влияние анастрозола на общую выживаемость.

Другим перспективным подходом является последовательное назначение тамоксифена и ингибиторов ароматазы у больных с отсутствием менструальной функции и положительными рецепторами. В исследовании МА17 больные, закончившие прием тамоксифена в течение 5 лет, рандомизировались в группу плацебо или летрозола в дозе 2,5 мг ежедневно в течение 5 лет [7]. При среднем сроке наблюдения 2,4 года исследование было прекращено в связи с достижением статистически достоверной разницы в 4-летней безрецидивной выживаемости между группами плацебо и летрозола, которая составила 87% и 93% соответственно. На съезде ASCO были представлены последние сведения об отдаленных результатах исследования МА 17 [8]. При сроке наблюдения почти 3 года 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 94,7% в группе летрозола и 89,8% в группе плацебо (р.=0.00004). Уменьшение частоты рецидивов наблюдается независимо от наличия или отсутствия метастазов в подмышечные лимфоузлы. При анализе общей выживаемости отмечено достоверное ее улучшение в группе больных с наличием метастазов в подмышечные лимфоузлы. Небольшое число смертельных исходов в группе больных без метастазов в подмышечные лимфоузлы не позволяет проводить сравнение выживаемости.

В итальянском исследовании после 2-3 лет приема тамоксифена больные рандомизировались в группу продолжения приема тамоксифена (общая продолжительность терапии 5 лет) или им назначали анастрозол в дозе 1 мг ежедневно в течение 2-3 лет [9]. Переключение с тамоксифена на анастрозол достоверно улучшило результаты 5-летней безрецидивной выживаемости по сравнению с приемом тамоксифена только. Подобный дизайн исследования был использован для сравнения приема тамоксифена в течение 5 лет и последовательного назначения тамоксифена в течение 2-3 лет и экземестана в дозе 25 мг ежедневно в течение 2-3 лет [10]. В исследование было включено 2362 больные, у которых при сроке наблюдения 30 месяцев отмечено достоверное улучшение 3-летней безрецидивной выживаемости в группе экземестана по сравнению с тамоксифеном: 91,5% и 86,8% соответственно (р.=0.00005). Уменьшение частоты прогрессирования заболевания в группе экземестана произошло как за счет уменьшения частоты отдаленных метастазов, так и возникновения контрлатерального рака молочной железы. Переносимость двух препаратов была хорошей с большей частотой артралгии и диареи в группе экземестана, маточных кровотечений и тромбоэмболий в группе тамоксифена.

Таким образом, складывается впечатление о целесообразности использования ингибиторов ароматазы при проведении адъювантной гормонотерапии у больных операбельным раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами стероидных гормонов. Остается непонятным, какая стратегия имеет преимущество: назначение ингибиторов ароматазы только (как в исследовании ATAC) или последовательное назначение тамоксифена с последующим переходом (через 3 года? через 5 лет?) к ингибиторам ароматазы (как долго принимать?). Уже сегодня представляется оправданным всем больным раком молочной железы в постменопаузе, особенно с наличием метастазов в подмышечные лимфоузлы, после 3-5 лет приема тамоксифена рекомендовать прием ингибиторов ароматазы в течение как минимум 2-3 лет.

При длительном назначении больным операбельным раком молочной железы ингибиторов ароматазы должны учитываться отдаленные последствия приема этих препаратов. Ингибиторы ароматазы существенным образом снижают эндогенный уровень эстрогенов в различных тканях, что может способствовать уменьшению плотности костной ткани с развитием остеопороза и увеличению содержания липидов и холестерина в крови с последующим увеличением риска развития атеросклероза, стенокардии и инфарктов миокарда. В исследовании ATAC прием анастрозола сочетался со снижением плотности костной ткани и большой частотой патологических переломов в сравнении с группой тамоксифена [11]. На ASCO были представлены результаты влияния экземестана на плотность костной ткани и уровень липидов в крови по сравнению с больными, получавшими тамоксифен [12, 13]. При наблюдении в течение 2 лет снижение плотности костной ткани на фоне приема экземестана и тамоксифена были одинаковыми, частота патологических переломов костей таза вследствие остеопороза была выше в группе экземестана, частота переломов тел позвонков одинаковой в обеих группах. Прием экземестана приводил к уменьшению содержания липопротеинов высокой плотности и холестерина в крови, не влиял на концентрацию других фракций липидов, параметров свертывающей системы крови и не повышал риск развития сердечно-сосудистых осложнений. Следует продолжить изучение последствий длительного приема ингибиторов ароматазы (создается впечатление, что стероидный ингибитор экземестан в меньшей степени оказывает негативное влияние на плотность костной ткани и концентрацию холестерина в крови, чем нестероидные ингибиторы анастрозол и летрозол), однако результаты проведенных сегодня исследований свидетельствуют, что их частота не является серьезным аргументов против назначения этих препаратов адъювантно.

Предоперационная терапия.

Ингибиторы ароматазы стали использоваться при проведении предоперационной терапии. Известно, что эффективность предоперационной химиотерапии у больных раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами гораздо ниже, чем у больных с отрицательными рецепторами. Так, частота морфологически подтвержденных полных регрессий опухоли после предоперационной химиотерапии среди больных с положительными и отрицательными рецепторами составила 5% и 21% соответственно [14]. Поэтому оправданным выглядит исследование Семиглазова и соавторов, которые рандомизировали больных операбельным раком молочной железы в постменопаузе с положительными рецепторами стероидных гормонов либо в группу химиотерапии комбинацией доксорубицин+паклитаксел 4 курса, либо назначали в течение 3 месяцев анастрозол или экземестан [15]. Результаты исследования представлены в таблице 2.

Таблица 2.
Результаты сравнения химиотерапии и ингибиторов ароматазы в качестве предоперационного лечения

  Химиотерапия Анастрозол Экземестан
Число больных 62 32 29
Полная регрессия 76% 76% 81%
Морфологически полная регрессия 7% 3% 7%

Несмотря на высокие цифры клинически полных регрессий при проведении предоперационной химиотерапии, только у 7% больных это подтверждается морфологическим исследованием. Непосредственная противоопухолевая эффективность ингибиторов ароматазы была сопоставимой с эффективностью химиотерапии. При среднем сроке наблюдения 30 месяцев частота местных рецидивов составила 3,2% в группе химиотерапии и 3,4 % в группе гормонотерапии. Поскольку только морфологически полные регрессии опухоли после проведенной предоперационной терапии улучшают прогноз больных, можно сделать вывод о недостаточной эффективности, как предоперационной химиотерапии, так и гормонотерапии у больных в менопаузе с положительными рецепторами. Для них предпочтительнее всего выполнение оперативного вмешательства на первом этапе с последующим проведением адъювантной терапии.

Buzdar и соавторы продемонстрировали, что добавление трастузумаба (Герцептина) при проведении предоперационной химиотерапии у больных с гиперэкспрессией HER2 достоверно увеличивает частоту морфологически полных регрессий [16]. Все больные с гиперэкспрессией получали предоперационную химиотерапию, включающую паклитаксел 225 мг/м² каждые 3 недели 4 курса и комбинацию FEC (500/50/500 мг/м²) каждые 3 недели 4 курса. Часть больных одновременно получала трастузумаб (4 мг/кг 1 неделя, затем 2 мг/кг еженедельно) в течение 24 недель. Частота морфологически полных регрессий в группе химиотерапии составила 25%, в группе химиотерапии+трастузумаб 67% (р.=0.02). Частота кардиотоксичности была одинаковой в обеих группах. Авторы вправе ожидать существенного улучшения отдаленных результатов в группе химиотерапии и трастузумаба после получения столь высокой частоты морфологически полных регрессий.

Диссеминированный рак.

Известно, что трастузумаб рекомендуется только больным с гиперэкспрессией, определяемой иммуногистохимически (3+) или флюоресцентной гибридизацией (FISH - определяется количество экспрессируемых генов HER2). Однако, у большинства больных опухолевые клетки рака молочной железы имеют рецепторы HER2 в небольших количествах. Будет ли полезно назначение им трастузумаба? Seidman и соавторы больным метастатическим раком молочной железы с нормальным содержанием HER2 на мембранах опухолевых клеток (иммуногистохимически 0, 1+, 2+) получали паклитаксел с трастузумабом или без него [17]. Результаты исследования представлены в таблице 3.

Таблица 3.
Эффективность трастузумаба у больных с отсутствием гиперэкспресии HER2.

  Паклитакселl Паклитаксел + трастузумаб Р.
Число больных 111 112  
Объективный эффект 29% 35% 0.34
Время до прогрессирования 6 мес. 7 мес. 0.09
Продолжительность жизни 20 мес. 22 мес. 0.67

Полученные данные убедительно свидетельствуют еще раз, что больным с отсутствием гиперэкспрессии HER2 назначение трастузумаба не улучшает результаты проводимой химиотерапии. Гемцитабин (Гемзар) зарегистрирован для лечения больных раком молочной железы на основании результатов исследования, представленных Albain и соавторами [18]. В рамках этого исследования 529 больных метастатическим раком молочной железы в качестве первой линии химиотерапии получали только паклитаксел в дозе 175 мг/м² каждые 3 нед. либо комбинацию паклитаксела 175 мг/м² 1 день и гемцитабин 1250 мг/м² 1 и 8 дни каждые 3 нед. до признаков прогрессирования заболевания. Большинство больных ранее получали антрациклины в качестве адъювантной или предоперационной терапии. Результаты исследования представлены в таблице 4 и свидетельствуют, что добавление гемцитабина к паклитакселу при проведении первой линии химиотерапии достоверно удлиняет время до прогрессирования и продолжительность жизни на 2,3 и 2,7 месяцев соответственно.

Таблица 4.
Результаты сравнения паклитаксела и комбинации паклитаксел+гемцитабин у больных метастатическим раком молочной железы.

  Паклитаксел+ гемцитабин Паклитаксел
Число больных 267 262
Объективный эффект 41% 22%
Время до прогрессирования 5.2 мес. 2.9 мес.
Продолжительность жизни 18.5 мес. 15.8 мес.
1-годичная выживаемость 71% 60%

Принимая во внимание умеренный выигрыш и усиление токсичности от назначения комбинации, представляется более перспективным последовательное назначение двух препаратов.

Хирургическое лечение.

Выполнение подмышечной лимфаденэктомии сопровождается мучительными для женщин послеоперационными осложнениями: ограничение в подвижности и болезненность при движении в руке на стороне операции, лимфостаз, нарушения кожной чувствительности. Можно ли избежать выполнения лимфаденэктомии у больных с отсутствием увеличенных лимфоузлов в подмышечной области? В исследование включались больные старше 60 лет с операбельным раком молочной железы и отсутствием увеличенных подмышечных лимфоузлов [19]. Удаление опухоли (лампэктомия или мастэктомия) с одновременной подмышечной лимфаденэктомией выполнена 234 больным, у 239 больных проведено только удаление опухоли. Все больные с положительными рецепторами эстрогенов в опухоли получали тамоксифен. Средний возраст больных составил 74 года, у 80% опухоль была рецептороположительна. Мастэктомия была выполнена у 45% больных, лампэктомия с последующей лучевой терапией или без нее у 33% и 22% соответственно. При медиане наблюдения 6 лет 5-летняя безрецидивная выживаемость в группе подмышечной лимфаденэктомии составила 71% и 70% без нее, 5-летняя общая выживаемость 78% и 80% соответственно. В группе без выполнения лимфаденэтомии отмечено лучшее качество жизни, лучшая подвижность руки со стороны операции, меньшая частота лимфостаза. Авторы делают вывод о возможности отказа от выполнения подмышечной лимфаденэктомии у больных старше 60 лет без увеличения подмышечных лимфоузлов.

Литература.

1. Nabholtz J.M., Buzdar A., Pollak M. et al. Anastrozole is superior to tamoxifen as first-line therapy for advanced breast cancer in postmenopausal women: results of a North American multicenter randomized trial. Arimidex Study Group. J. Clin. Oncol. 2000, 18: 3758–3767.[Abstract/Free Full Text]

2. Bonneterre J., Thurlimann B., Robertson J.F. et al. Anastrozole versus tamoxifen as first-line therapy for advanced breast cancer in 668 postmenopausal women: results of the Tamoxifen or Arimidex Randomized Group Efficacy and Tolerability study. J. Clin. Oncol. 2000, 18: 3748–3757.[Abstract/Free Full Text]

3. Mouridsen H., Gershanovich M., Sun Y. et al. Superior efficacy of letrozole versus tamoxifen as first-line therapy for postmenopausal women with advanced breast cancer: results of a phase III study of the International Letrozole Breast Cancer Group. J. Clin. Oncol. 2001, 19: 2596–2606.[Abstract/Free Full Text]

4. Paridaens R., Therasse P., Dirix L., et al. First line hormonal treatment (HT) for metastatic breast cancer (MBC) with exemestane (E) or tamoxifen (T) in postmenopausal patients (pts) - a randomized phase III trial of the EORTC breast group. Proc. ASCO 2004, 23: 6 (abstract 515).

5. Cameron D.A., Winer E., Campos S., Guastalla J.P. A comparative study of exemestane versus anastrozole in post-menopausal breast cancer subjects with visceral disease. Proc. ASCO 2004, 23: 34 (abstract 628).

6. Buzdar A. The ATAC (Arimidex, Tamoxifen, Alone or in Combination) trial in postmenopausal women with early breast cancer—updated efficacy results based on a median follow-up of 47 months. ATAC Trialist Group. Presented at the San Antonio Breast Cancer Symposium, San Antonio, Texas, December 2002.

7. Goss P.E., Ingle J.N., Martino S. et al. A randomized trial of letrozole in postmenopausal women after five years of tamoxifen therapy for early-stage breast cancer. N. Engl. J. Med. 2003, 349: 1793–1802.[Abstract/Free Full Text]

8. Goss P.E. NCIC CTG MA.17 final analysis of updated data: a placebo-controlled trial of letrozole following tamoxifen as adjuvant therapy in postmenopausal women with early stage breast cancer. In: Best of Oncology/Society Abstracts. Program and abstracts of the 40th Annual Meeting of the American Society of Clinical Oncology; June 5-8, 2004; New Orleans, Louisiana. Special Session.

9. Boccardo F., Rubagotti A., Amoroso D. et al. Anastrozole appears to be superior totamoxifen in women already receiving adjuvant tamoxifen treatment. Breast Cancer. Res. Treat. 2003, 82: suppl 1:S6.

10. Coombes R.C., Hall E., Gibson L.G. et al. A Randomized trial of exemestane after two to three years of tamoxifen therapy in postmenopausal women with primary breast cancer. N. Engl. J. Med. 2004, 350: 1081-1092.

11. Howell A. on behalf of the ATAC Trialists' Group. Effect of anastrozole on bone mineral density: 2-year results of the "Arimidex" (anastrozole), tamoxifen, alone or in combination (ATAC) trial. Breast Can. Res. Treat. 2003, 82(suppl 1): S27 (abstract 129).

12. Lonning P.E., Geisler J., Krag L.E. et al. Effect of exemestane on bone: a randomized placebo controlled study in postmenopausal women with early breast cancer at low risk. Proc ASCO 2004, 23: 6 (abstract 518).

13. Krag L.E., Geisler J., Lonning P.E. et al. Lipid and coagulation profile in postmenopausal women with early breast cancer at low risk treated with exemestane: a randomized, placebo-controlled study. Proc. ASCO 2004, 23: 39 (abstract 650).

14. Buzdar A.U., Valero V., Theriault R.L. et al. Pathological complete response to chemotherapy is related to hormone receptor status. Breast Can. Res. Treatment 2003, 82(suppl 1): S69 (abstract 302).

15. Semiglazov V.F., Semiglazov V., Ivanov V. et al. The relative efficacy of neoadjuvant endocrine therapy vs chemotherapy in postmenopausal women with ER-positive breast cancer. Proc. ASCO 2004, 23:7 (abstract 519).

16. Buzdar A.U., Hunt K., Smith T. et al. Significantly higher pathological complete remission rate following neoadjuvant therapy with trastuzumab, paclitaxel, and anthracycline containing chemotherapy: initial results of a randomized trial in operable breast cancer with HER2 positive disease. Proc. ASCO 2004, 23: 7 (abstract 520).

17. Seidman A.D., Berry D., Cirrincionie C. et al. CALGB 9840: phase III study of weekly paclitaxel via 1-hour infusion versus standard 3h infusion every third week in the treatment of metastatic breast cancer, with trastuzumab for HER2 positive MBC and randomized for T in HER2 normal MBC. Proc. ASCO 2004; 23(suppl): 14 (abstract 512).

18. Albain K.S., Nag S., Calderillo-Ruiz G. et al. Global phase III study of gemcitabine plus paclitaxel vs. paclitaxel as frontline therapy for metastatic breast cancer: first report of overall survival. Proc. ASCO 2004, 23: 5 (abstract 510).

19. Holmberg S.B., Crivellary D., Zahrie D. et al. A randomized trial comparing axillary clearance versus no axillary clearance in older (>60 years) with breast cancer: first results of International Breast Cancer Study Group trial 10-93. Proc. ASCO 2004, 23: 4 (abstract 505).

Анастрозол — отзывы покупателей и опыт применения

считает, что есть товар лучше

Анастрозол

1 мг, таблетки, покрытые пленочной оболочкой, 30 шт.

Вот скоро будет 4 года, как , как принимаю препарат Анастрозол.Я понимаю, что мне не избежать такого серьезного лечения, ну неужели так длительного его надо пить. Живешь только от таблеток до таблеток. С побочных больше всего достает усталость и еще раз усталость и попер холестерин , приходится принимать статины, а там побочек уйма. Побывала на днях на приеме у своего врача, продлевает мне прием препарата еще 2 года(( Столько уже вложено денег, цена высокая. Купить препарат необходимо, если у вас есть такая необходимость. Главное не запускайте свое здоровье, женщины милые обследуйте, посещайте периодически гинеколога и мамолога, тогда вам удастся избежать проблем.

Сравнение

Анастрозол и Летрозол - Drugs.com

Просмотр параллельных сравнений использования лекарств, оценок, стоимости, побочных эффектов и взаимодействий.

Назначен при раке молочной железы, раке молочной железы - метастатическом, синдроме МакКьюна-Олбрайта, пубертатной гинекомастии. Также может быть прописан не по назначению при раке эндометрия.

Назначен при раке груди - метастатическом, раке груди - адъювантном, раке груди.Также может быть прописан не по инструкции при женском бесплодии.

Выберите вариант ниже

Рак молочной железы метастатический

Только по рецепту

Только по рецепту

Рейтинги и Отзывы

Последние полезные обзоры

Посмотреть все 179 отзывы

Посмотреть все 220 отзывы

Класс наркотиков

Побочные эффекты

См. Полный документ о побочных эффектах анастрозола.

Обычно сообщаемые побочные эффекты включают: перелом костей, артралгия, отек, головокружение, усталость, гиперхолестеринемия, остеопороз и приливы.

См. Полный документ о побочных эффектах летрозола.

Цены и купоны

* Цены указаны без страховки
Кол-во 6 таблеток
Дозировка 1 мг
За единицу * $ 2.84
Стоимость * $ 17,05

Посмотреть все анастрозол цены

Кол-во 30 штука
Дозировка 2,5 мг
За единицу * $ 0,90
Стоимость * $ 26,87

Посмотреть все летрозол цены

Получите бесплатную дисконтную карту

Получите бесплатную дисконтную карту

Общая доступность

Да (это лекарство)

Да (это лекарство)

Доступная (ые) лекарственная форма (и)

Торговые марки

Аримидекс Фемара

Период полураспада

Период полувыведения лекарственного средства - это время, необходимое для снижения концентрации лекарственного средства в плазме до половины от первоначального значения.

50 часов

48 часов

График CSA **

Посмотреть глоссарий терминов.

Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.

Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.

Категория беременности

См. Полный документ с предупреждениями о беременности.

См. Полный документ с предупреждениями о беременности.

Предупреждения FDA

НЕТ

НЕТ

Взаимодействие с наркотиками

Всего известно 18 лекарственных препаратов , взаимодействующих с анастрозолом :

  • 1 основное лекарственных взаимодействий (2 фирменных и генерических названия)
  • 17 умеренных лекарственных взаимодействий (144 фирменных и генерических наименования)

Всего известно 83 препарата , которые взаимодействуют с летрозолом :

  • 2 основных лекарственных взаимодействий (4 фирменных и генерических названия)
  • 75 умеренных лекарственных взаимодействий (289 фирменных и генерических наименований)
  • 6 незначительных лекарственных взаимодействий (13 фирменных и генерических наименований)

Взаимодействие алкоголь / еда / образ жизни

Нет данных о взаимодействии алкоголя с пищевыми продуктами.Это не обязательно означает, что взаимодействия не существует. Всегда консультируйтесь со своим врачом.

Нет данных о взаимодействии алкоголя с пищевыми продуктами. Это не обязательно означает, что взаимодействия не существует. Всегда консультируйтесь со своим врачом.

Взаимодействие с болезнями

Дата первого утверждения

27 декабря 1995 г.

25 июля 1997 г.

WADA Класс

Посмотреть классификации Всемирного антидопингового агентства.

Дополнительная информация

Потребительские ресурсы

Профессиональные ресурсы

Руководство по лечению

** Отображаемая информация о расписании в соответствии с Законом о контролируемых веществах (CSA) применяется к веществам, регулируемым федеральным законом.В расписании CSA могут быть различия между отдельными штатами.

Дополнительная информация

Всегда консультируйтесь со своим врачом, чтобы убедиться, что информация, отображаемая на этой странице, применима к вашим личным обстоятельствам.

Заявление об отказе от ответственности

.

Увеличьте рост и станьте выше с помощью летрозола и анастрозола

Сообщение от BeastMode

Мне 18, HGH сделает меня выше? Я слышал, что так и будет. Это факт или вымысел?

Думал, ребята, вам это может показаться интересным - немного пищи для размышлений:

в эндокриноле (Oxf). 2006 Май; 64 (5): 510-3. Лечение ингибитором ароматазы летрозолом в подростковом возрасте увеличивает почти конечный рост у мальчиков с конституциональной задержкой полового созревания.

Hero M, Wickman S, Dunkel L.
Источник

Больница для детей и подростков, Центральная больница Хельсинкского университета, Хельсинки, Финляндия.

Аннотация

ЦЕЛЬ:

Мы исследовали, улучшает ли ингибирование биосинтеза эстрогена ингибитором ароматазы летрозолом в подростковом возрасте почти конечный рост у мальчиков с конституциональной задержкой полового созревания.

ПАЦИЕНТЫ И МЕТОДЫ:

Семнадцать мальчиков с конституциональной задержкой полового созревания были рандомизированы для получения тестостерон (Т) энантата (1 мг / кг i.м.) каждые 4 недели в течение 6 месяцев в сочетании с плацебо (Pl, n = 8) или ингибитором ароматазы летрозолом (Lz, 2,5 мг / день перорально) (n = 9) в течение 12 месяцев. После лечения пациенты наблюдались почти до конечного роста. Расхождение в росте рассчитывалось как почти конечный рост минус средний целевой рост родителей.

ИЗМЕРЕНИЯ:

Первичной конечной точкой была разница в почти конечном росте между группами, получавшими либо T + Pl, либо T + Lz.Во-вторых, в обеих группах анализировались несоответствие роста и показатель стандартного отклонения роста (SDS).

РЕЗУЛЬТАТЫ:

Мальчики, получавшие T + Lz, достигли более высокого среднего почти конечного роста, чем мальчики, получавшие T + Pl (175,8 против 169,1 см, соответственно, P = 0,04). У мальчиков, получавших T + Lz, средний конечный рост не отличался от их среднего целевого роста (175,8 против 177,1 см, P = 0,38), тогда как у мальчиков, получавших T + Pl, средний конечный рост составлял ниже среднего целевого роста родителей (169.1 против 173,9 см, P = 0,007). Мальчики, получавшие T + Lz, имели больший прирост SDS роста по сравнению с SDS роста до лечения, чем мальчики, получавшие T + Pl (+1,4 SDS по сравнению с + 0,8 SDS, P = 0,03).
ВЫВОДЫ:

Наши результаты показывают, что у мальчиков-подростков увеличения роста взрослого человека можно добиться с помощью ингибиторов ароматазы.

J Clin Endocrinol Metab. 2005 декабрь; 90 (12): 6396-402. Epub 2005 27 сентября.
Ингибирование биосинтеза эстрогенов с помощью мощного ингибитора ароматазы увеличивает прогнозируемый рост взрослых мальчиков с идиопатическим низким ростом: рандомизированное контролируемое исследование.

Hero M, Norjavaara E, Dunkel L.

Источник

Больница для детей и подростков, Университет Хельсинки, Финляндия.

Аннотация

КОНТЕКСТ:

Как у мужчин, так и у женщин эстроген является важным регулятором созревания костей, слияния пластинок роста и прекращения продольного роста. Следовательно, увеличение прогнозируемого роста взрослого человека (ПАУ) может быть достигнуто у невысоких мальчиков за счет блокирования биосинтеза эстрогена.

ЦЕЛЬ:

Мы проверили гипотезу о том, что снижение скорости созревания костей и повышение уровня ЛАГ может быть достигнуто у мальчиков с идиопатическим низким ростом (ISS) методом блокирования биосинтеза эстрогена с помощью ингибитора ароматазы. Во-вторых, мы исследовали влияние ингибирования ароматазы на минерализацию костей.
КОНСТРУКЦИЯ:

Это было проспективное двойное слепое рандомизированное клиническое исследование, контролируемое плацебо (Pl).
НАСТРОЙКА:

Исследование выполнено в поликлинике университетской больницы.
ПАЦИЕНТОВ:

Обследован 31 мальчик в возрасте 9,0–14,5 лет с ИКС.
ВМЕШАТЕЛЬСТВО:

Мальчики получали ингибитор ароматазы летрозол (Lz; 2,5 мг / сут) или Pl в течение 2 лет.
ОСНОВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ:

Основным критерием оценки результатов было изменение ЛАГ через 24 месяца лечения.
РЕЗУЛЬТАТЫ:

ПАУ увеличилось на 5.9 см (P <0,0001), а оценка SD по высоте для костного возраста увеличилась на 0,7 SD (P <0,0001) у мальчиков, получавших Lz, тогда как у мальчиков, получавших Pl, изменений не произошло. Минеральная плотность костной ткани поясничного отдела позвоночника и шейки бедра, оцененная с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии, увеличивалась одинаково в обеих группах во время лечения, тогда как кажущаяся минеральная плотность костной ткани увеличивалась только у тех, кто принимал Lz (медиана увеличения - 4,3 %; P = 0,009).
ВЫВОДЫ:

Лечение ингибитором ароматазы Lz замедляет созревание костей и снижает ЛАГ у мальчиков с синдромом ISS.Никаких побочных эффектов на минерализацию костей не наблюдалось после 2 лет лечения.

J Clin Endocrinol Metab. Март 2008; 93 (3): 823-31. Epub 2007 28 декабря.

Анастрозол увеличивает прогнозируемый рост взрослых мужчин невысокого роста, получавших гормон роста: рандомизированное, плацебо-контролируемое, многоцентровое испытание в течение одного-трех лет.

Mauras N, Gonzalez de Pijem L, Hsiang HY, Desrosiers P, Rapaport R, Schwartz ID, Klein KO, Singh RJ, Miyamoto A, Bishop K.
Источник

Детская клиника Немур, отделение эндокринологии, 807 Children’s Way, Джексонвилл, Флорида 32207, [email protected]

Аннотация

КОНТЕКСТ:

Процесс слияния эпифизов в период полового созревания регулируется эстрогеном даже у мужчин.
ЦЕЛЬ:

Наша цель состояла в том, чтобы изучить, может ли анастрозол, мощный ингибитор ароматазы, задерживать ускорение костного возраста и увеличивать прогнозируемый рост взрослого у мальчиков-подростков с дефицитом гормона роста.
МЕТОДЫ:

Пятьдесят два подростка с дефицитом ГР, получавших ГР, были рандомизированы для одновременного лечения анастрозолом или плацебо ежедневно в течение до 36 месяцев.
РЕЗУЛЬТАТЫ:

Пятьдесят предметов завершили 12 месяцев, 41 завершили 24 месяца и 28 завершили 36 месяцев. Линейный рост между группами был сопоставим; тем не менее, через 2 года наблюдалось значительно более медленное увеличение костного возраста по сравнению с исходным уровнем в группе анастрозола по сравнению с группой плацебо (+1.8 +/- 0,1 против +2,7 +/- 0,1 года, P <0,0001) и через 3 года (+2,5 +/- 0,2 против +4,1 +/- 0,1 года, P <0,0001). Это привело к чистому увеличению прогнозируемого роста взрослого человека на +4,5 +/- 1,2 см в группе анастрозола в 24 месяца и на +6,7 +/- 1,4 см в 36 месяцев по сравнению с увеличением на 1 см в обеих временных точках в группе анастрозола. группа плацебо. Концентрации эстрадиола и эстрона повышались меньше в группе анастрозола по сравнению с группой плацебо. У всех мальчиков, получавших ингибитор ароматазы, темп вирилизации был нормальным. Данные по безопасности, включая концентрацию глюкозы и липидов в плазме, были сопоставимы между группами.

ВЫВОДЫ:

Анастрозол увеличивает потенциал роста взрослых мальчиков-подростков, получающих терапию гормоном роста, при сохранении нормального пубертатного развития через 2–3 года. Это лечение предлагает альтернативу стимулированию роста мальчиков с дефицитом гормона роста в период полового созревания. Для полного выяснения безопасности и эффективности этого подхода необходимо долгосрочное наблюдение.

.

Экземестан, Летрозол или Анастрозол в лечении женщин в постменопаузе, перенесших операцию по поводу рака молочной железы стадии II или стадии III - Просмотр полного текста

ОБОСНОВАНИЕ: Эстроген может вызывать рост клеток рака груди. Гормональная терапия с использованием экземестана, летрозола или анастрозола может бороться с раком груди за счет снижения количества вырабатываемого организмом эстрогена. Введение экземестана, летрозола или анастрозола перед операцией может уменьшить опухоль и уменьшить количество здоровых тканей, которые необходимо удалить.Пока неизвестно, более эффективны ли экземестан, летрозол или анастрозол при лечении рака груди.

ЦЕЛЬ: В этом рандомизированном исследовании III фазы изучается экземестан, летрозол и анастрозол, чтобы сравнить, насколько хорошо они работают при лечении женщин в постменопаузе, перенесших операцию по поводу рака груди II или III стадии.

ЗАДАЧИ:

Первичная

  • Определите, следует ли выбрать анастрозол, экземестан или летрозол в течение 16–18 недель в качестве неоадъювантной эндокринной терапии для пациентов в постменопаузе со стадией II или III стадии эстрогенового рецептора (ER) -позитивного рака груди в качестве группы ингибиторов ароматазы в будущем исследовании. это позволит сравнить лечение неоадъювантным ингибитором ароматазы (AI) с неоадъювантной химиотерапией.(Когорта A)
  • Определить, имеют ли пациенты с высоким значением Ki-67 (> 10%) после 2 недель лечения неоадъювантным ИИ более высокий, чем ожидалось, уровень патологического ответа на неоадъювантную химиотерапию (20%), чем обычно наблюдается у пациентов в постменопаузе с невыбранным Опухоли с высоким содержанием ER + (оценивается в 5%), что указывает на то, что ранняя оценка пролиферации является полезным подходом к идентификации чувствительной к химиотерапии подгруппы опухолей ER +.(Когорта B [пациенты, включенные после 375-го пациента])

Среднее

  • Сравните схемы неоадъювантного лечения относительно скорости улучшения результатов хирургического вмешательства для пациентов, считающихся маргинальными для операции по сохранению груди до начала терапии. (Когорта A)
  • Сравните схемы неоадъювантного лечения с показателями улучшения результатов хирургического вмешательства у пациентов, назначенных кандидатами на мастэктомию до начала лечения.(Когорта A)
  • Сравните относительную безопасность схем неоадъювантного лечения с точки зрения зарегистрированных нежелательных явлений. (Когорта A)
  • Для сравнения патологического размера опухоли между схемами неоадъювантного лечения, чтобы сравнить показатели полного патологического ответа. (Когорта A)
  • Для сравнения патологического размера опухоли между схемами неоадъювантного лечения, чтобы сравнить скорость понижения стадии до стадии I. (Когорта A)
  • Сравните частоту поражения метастатических лимфатических узлов в трех группах исследования у пациентов с лимфодиссекцией в конце неоадъювантного лечения.(Когорта A)
  • Сравните схемы неоадъювантного лечения с частотой клинического ответа. (Когорта B)
  • Сравните схемы неоадъювантного лечения с выживаемостью без прогрессирования заболевания. (Когорта A и B)
  • Сравните схемы неоадъювантного лечения с общей выживаемостью. (Когорта A и B)

ПЛАН: Это многоцентровое исследование, включающее когорту A (исследование фазы III) и когорту B (исследование фазы II). После накопления в когорте A (375 пациентов) последующие пациенты включаются в когорту B.Пациенты в обеих когортах были стратифицированы в соответствии со стадией T (T2 против T3 против T4) и рандомизированы в 1 из 3 групп лечения ингибированием ароматазы (AI).

  • Группа I: Пациенты получают экземестан перорально один раз в день в течение 16-18 недель.
  • Группа II: Пациенты получают летрозол перорально один раз в день в течение 16-18 недель.
  • Группа III: Пациенты получают пероральный анастрозол один раз в день в течение 16-18 недель. Пациентам в когорте B проводится биопсия груди через 2-4 недели лечения AI для анализа уровней Ki-67.Пациенты с уровнем Ki-67 ≤ 10% продолжают лечение ИИ. Пациентам с уровнем Ki-67> 10% (высокий) предоставляется возможность перейти на неоадъювантную химиотерапию или пройти немедленную операцию на груди.

После завершения терапии AI всем пациентам проводят частичную или радикальную мастэктомию или лампэктомию с или без лимфодиссекции.

После операции пациенты наблюдаются периодически в течение 10 лет.

ПРОЕКТИРОВОЧНЫЙ НАБОР. Всего в этом исследовании будет набрано 610 пациентов (375 для когорты A и 235 для когорты B).

.

Сравнение альтернатив анастрозола - Drugs.com

Назначен при раке молочной железы, раке молочной железы - метастатическом, синдроме МакКьюна-Олбрайта, пубертатной гинекомастии. Также может быть прописан не по назначению при раке эндометрия.

Аримидекс - это лекарство, которое может использоваться для лечения рака груди в постменопаузе и работает за счет снижения уровня эстрогена в организме. Обычно его принимают в течение пяти лет, и чаще всего случаются приливы... Посмотреть ещё

Назначен при раке молочной железы - адъювант, рак молочной железы - метастатический, рак молочной железы, рак молочной железы - мужской, рак груди - паллиативный, синдром МакКьюна-Олбрайта, преждевременное половое созревание. Также может быть ... Посмотреть ещё

Выберите вариант ниже

Рак молочной железы метастатический

Только по рецепту

Только по рецепту

Только по рецепту

Рейтинги и Отзывы

Последние полезные обзоры

Посмотреть все 179 отзывы

Посмотреть все 64 отзывы

Посмотреть все 83 отзывы

Класс лекарств

Побочные эффекты

См. Полный документ о побочных эффектах анастрозола.

См. Полный документ о побочных эффектах Arimidex.

Обычно сообщаемые побочные эффекты включают: аменорея, задержка жидкости, приливы, тошнота, выделения из влагалища, вагинальное кровотечение, потеря веса, изменения кожи.

См. Полный документ о побочных эффектах тамоксифена.

Цены и купоны

* Цены указаны без страховки
Кол. Акций 6 таблеток
Дозировка 1 мг
За единицу * $ 2.84
Стоимость * $ 17,05

Посмотреть все анастрозол цены

Кол. Акций 30 таблеток
Дозировка 1 мг
За единицу * 18,54–52,43 долл. США
Стоимость * 556 долларов.22 - 1 572,98 долл. США

Посмотреть все Цены на Аримидекс и цены на генерики

Кол. Акций 30 штука
Дозировка 10 мг
За единицу * $ 0,95
Стоимость * $ 28,37

Посмотреть все тамоксифен цены

Получите бесплатную дисконтную карту

Получите бесплатную дисконтную карту

Получите бесплатную дисконтную карту

Общая доступность

Да (это лекарство)

Есть

Да (это лекарство)

Доступные лекарственные формы

Торговые марки

Аримидекс

НЕТ

Солтамокс

Период полураспада

Период полувыведения лекарственного средства - это время, необходимое для снижения концентрации лекарственного средства в плазме до половины от первоначального значения.

50 часов

50 часов

231 часов

График CSA **

Посмотреть глоссарий терминов.

Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.

Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.

Не подпадает под действие Закона о контролируемых веществах.

Категория беременности

См. Полный документ с предупреждениями о беременности.

См. Полный документ с предупреждениями о беременности.

См. Полный документ с предупреждениями о беременности.

Предупреждения FDA

НЕТ

НЕТ

НЕТ

Лекарственные взаимодействия

Всего известно 18 препаратов , взаимодействующих с анастрозолом :

  • 1 основных лекарственных взаимодействий (2 фирменных и генерических наименования)
  • 17 умеренных лекарственных взаимодействий (144 фирменных и генерических наименования)

Всего известно 18 препаратов , которые взаимодействуют с Аримидекс :

  • 1 основных лекарственных взаимодействий (2 фирменных и генерических наименования)
  • 17 умеренных лекарственных взаимодействий (144 фирменных и генерических наименования)

Всего известно, что 366 препаратов взаимодействуют с тамоксифеном :

  • 99 основных лекарственных взаимодействий (373 фирменных наименования и генерических наименований)
  • 258 умеренных лекарственных взаимодействий (859 фирменных наименований и генериков)
  • 9 незначительных лекарственных взаимодействий (33 фирменных и генерических наименования)

Взаимодействие алкоголь / еда / образ жизни

Нет данных о взаимодействии алкоголя с пищевыми продуктами.Это не обязательно означает, что взаимодействия не существует. Всегда консультируйтесь со своим врачом.

Нет данных о взаимодействии алкоголя с пищевыми продуктами. Это не обязательно означает, что взаимодействия не существует. Всегда консультируйтесь со своим врачом.

  • Перед применением тамоксифена с соевыми продуктами проконсультируйтесь с врачом. Есть свидетельства того, что ... Посмотреть больше

Взаимодействие с болезнями

Дата первого утверждения

27 декабря 1995 г.

27 декабря 1995 г.

30 декабря 1977 г.

Класс WADA

Посмотреть классификации Всемирного антидопингового агентства.

Дополнительная информация

Потребительские ресурсы

Профессиональные ресурсы

Руководство по лечению

.

Анастрозол и Летрозол - Просмотр полного текста

Ингибиторы ароматазы (AI) эффективны для вторичной профилактики рака груди и вскоре могут заменить тамоксифен в качестве терапии первой линии при лечении гормоночувствительного рака груди. Однако, поскольку эти препараты вызывают заметное снижение уровня эстрогена в сыворотке крови, это может привести к увеличению скорости потери костной массы и риска развития остеопороза и переломов у женщин в постменопаузе, получавших эти препараты. Действительно, в нескольких крупных клинических испытаниях ИИ сообщалось о значительной потере костной массы.Существуют лекарства от остеопороза, которые могут предотвратить эту потерю, но они имеют частые побочные эффекты и дороги. Таким образом, лечение всех женщин, получающих ИИ, может быть не самым подходящим и рентабельным подходом. Лучшим подходом может быть отбор женщин с самым высоким риском потери костной массы и лечение их только антирезорбтивными средствами.

Предлагаемое пилотное исследование будет оценивать женщин, получающих терапию анастрозолом или летрозолом, получающих достаточное количество кальция и витамина D и имеющих исходную нормальную или умеренно низкую костную массу, чтобы определить, коррелируют ли ранние изменения маркеров метаболизма костной ткани с потерей костной массы. год.Если данные этого пилотного протокола подтвердят нашу гипотезу, мы предложим более крупное испытание, чтобы подтвердить ее. Конечная цель состоит в том, чтобы предсказать, какие женщины подвержены более высокому риску потери костной массы, и, следовательно, лечить их раньше препаратами, сохраняющими костную ткань, в то время как женщины с более низким риском могут контролироваться при консервативной терапии.

.

отзывов пользователей летрозола о раке груди на Drugs.com

  1. Препараты от А до Я
  2. Летрозол
  3. Отзывы пользователей

Также известен как: Фемара

Летрозол имеет средний рейтинг 5,5 из 10 из 86 оценок для лечения рака груди. 34% пользователей, которые просмотрели Летрозол, сообщили о положительном эффекте, а 30% сообщили о отрицательном эффекте.

Фильтр по условию Все состояния Рак молочной железы (103) Рак молочной железы, адъювант (20) Рак молочной железы, метастатический (23) Женское бесплодие (74)

Сводка рейтингов летрозола

Рейтинги пользователей
10 13% (11)
9 7% (6)
8 14% (12)
7 16% (14)
6 5% (4)
5 7% (6)
4 8% (7)
3 2% (2)
2 7% (6)
1 21% (18)

5.5/10 Средний рейтинг

86 оценок из 103 отзывов пользователей

Сравните все 179 лекарств, используемых при лечении рака груди.

Эта информация НЕ предназначена для поддержки какого-либо конкретного лекарства. Хотя эти обзоры могут быть полезны, они не заменяют опыт, знания и суждения практикующих врачей.

Узнайте больше о раке груди

IBM Watson Micromedex
Проверка симптомов
Симптомы и лечение
Лекарства.com Health Center
Mayo Clinic Reference

Подробнее о летрозоле

Потребительские ресурсы

Другие бренды: Femara

Профессиональные ресурсы

Соответствующие лечебные руководства

.

Смотрите также

 
 
© 2020 Спортивный клуб "Канку". Все права защищены.